Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Яркие мультяшные рисунки на заборе, спортивная площадка во дворе. В просторной кухне – длиннющий стол, на стенах – детские рисунки в рамках… Нет, это не детсад, хотя и проживают здесь 14 человек. Это большой и светлый дом семейства Хариных

Хозяйка угощает вкусным чаем и домашней грибной пиццей. Грибы вырастили сами, на заднем дворе. Елена только приехала из больницы – операция у внучки. Нет, она не устала, медучреждения для их семьи – дело привычное и необходимое. У четверых из восьми приёмных малышей – серьёзные проблемы со здоровьем. Но трудности не пугают: все знали, на что шли.

Эльфёнок по имени Поля

У Александра и Елены две кровные дочери и две внучки. Никогда супруги не задумывались о приёмных детях. Реша­ющую роль сыграл случай.

«Дочь моя работала в реабилитационном центре для детей из неблагополучных семей, – рассказывает Елена. – Как-то мы подвозили их с воспитанницей из больницы. Я увидела 4-летнюю Полину, и в душе что-то щёлкнуло. Она весила 9,5 кг – косточки, обтянутые голубоватой кожей. Не ребёнок – скорее эльфёнок».

Девочку нужно было спасать. Срочно. Оказалось, у Полины есть старшая сестрёнка Юля. Забрали обеих. Девочки были совершенно не адаптированы социально, не знали, как называются предметы вокруг, не владели основами элементарной гигиены, не привыкли спать в кроватях. Лексикон их состоял из бранных слов, которые использовали в общении биологические родители. А все мысли сестёр были только о еде. 

Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Фото: Из семейного архива

«Со временем они стали привыкать к жизни в насто­ящей семье, – продолжает Елена. – Поля перестала смотреть голодными глазами на кота. Мы выучили названия предметов, буквы, научились читать… Каждый день я консультировалась с психологами. Сначала в их играх то и дело проскальзывали моменты прежней жизни. Играя в магазин, они «покупали» сигареты и водку. Только спустя время перешли на «покупку» соков, фруктов и предметов быта».

В комнате с младшими детьми занимается Даня. Только что мальчишка со знанием дела всю дружную компанию усадил на горшки. Он вместе с младшей сестрой Мариной появился в семье после Полины и Юли. 

…Рассматриваю фотографии в альбоме и удивляюсь: ребята один в один похожи на отца семейства Александра.

«Мы всегда мечтали о сыне, – вспоминает Елена. – Даню взяли к себе 27 августа, а 1 сентября ему надо было идти в первый класс. И буквально за три дня он выучил все буквы алфавита! У них с Мариночкой тоже не всё просто было в прошлой жизни. Девять месяцев мы боролись с ночными истериками детей. Страшно представить, что происходило с ними в той семье».

Шло время, дети адаптировались и полностью избавились от тяжких воспоминаний. Жизнь наладилась.

«Стала замечать, – улыбается Елена, – что дети шепчутся, секретничают за моей спиной. Думаю, взрослеют, наверное. И тут приходят они ко мне делегацией, говорят: «У нас к тебе серьёзный разговор». Я воды налила, присела на всякий случай. «Мамочка, каждый ребёнок имеет право на семью?» – спрашивают. «Конечно», – отвечаю. «Тогда мы должны принять в нашу семью ещё несколько деток».

И мама не смогла отказать ребятам. Они сами нашли в Интернете отказничков из детского дома под Ростовом, отслеживали их по видеопаспортам. Все вместе поехали и забрали сразу четверых малышей. У Дашеньки – челюстно-лицевая патология, у Лёши, Ульяны и Дины – синдром Дауна.

У солнца есть дети

Как только я познакомилась с малышами, отпал целый ряд вопросов. О тяжкой доле, срывах, трудностях… Проведя с ними полчаса, словно в родниковую воду окунулась – так легко стало на душе. Не зря их называют детьми солнца. Дашу прозвали «атаманшей», Дину – «пуховочкой», Ульяну – «принцессой», а Лёха – «парень». У каждого свой характер.

«Дети часто болеют, требуют особого внимания и отношения, – говорит Елена. – Но мы шли на всё осознанно. Лечим их, учим, развиваем. Старшенькие с удовольствием помогают».

От малышей кровные родители отказались по разным причинам. «В нашей среде не принято иметь детей с синдромом», – дал понять Елене один из биопап, владелец юридической конторы. 

А полтора года назад семья Хариных удочерила ещё одну девочку – Ангелину.

«И снова всё вышло незапланированно, случайно, – объясняет Елена. – Мне позвонили из опеки, рассказали о ребёнке, которому нужна семья. Мы не смогли не откликнуться. Ангелина была словно дикий зверёк, не могла говорить, ни на что не реагировала, только грызла ногти на пальцах – до крови, до мяса. Она инвалид, у неё замедленное умственное развитие…»

Детям в этой семье давно известно понятие «компромисс». Они знают, что такое ответ­ственность, защита и, главное, что такое настоящая семья. А ещё мама научила их простой истине: «Люди – карандаши, сами рисуют свою судьбу».

Душа с детьми отдыхает

Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Дети собирают сено для лошадей. Они – новое увлечение семьи. Фото: Из семейного архива

У Влады Зезиной трое своих детей и двое приёмных.

Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Фото: Из семейного архива

«Я всегда хотела приёмных детей, – рассказывает она. – А потом увидела фотографии этих ребят в газете. Сестра мне прислала их со словами: «Это твои дети». И я сразу поняла: да, мои». Это несмотря на то, что Егор – инвалид, у него проблемы с сердцем и почками. Но Владу это не напугало, она решила: справятся! Детям тогда было по 4 годика.

С Егором и Полиной поначалу было очень тяжело. Самая большая проблема оказалась в том, что они не умели ничего беречь, потому что прежде ничего своего у них не было – в дет­ском доме всё общее.

«А так дети как дети, хорошие, – смеётся Влада. – Я счастлива, что не побоялась и пошла навстречу мечте. Конечно, тяжело, но с детьми душа отдыхает».

История одной любви

Успешный бизнес давал Алёне Мельниковой возможность не только реализовать себя, но и жить в своё удовольствие. Однако она предпочла удовольствию счастье и стала мамой.

«Я так и жила до 40 лет», – говорит она. Но как-то на деловом мероприятии Алёна узнала, что дом-интернат для детей с инвалидностью нуждается в волонтёрах: воспитанникам необходимо общение.

«Там я и познакомилась с Данилом. Тогда, 4 года назад, ему было 11 лет, – рассказывает она. – Он меня восхитил своим жизнелюбием, оптимизмом. Я поняла, что у этого мальчика в инвалидном кресле с внушительным списком диагнозов, от которого ещё в роддоме отказалась мать, нам всем есть чему поучиться. И ещё поняла, что это… мой сын».

Мама для девятерых. История о детях, которые обрели родителей и друг друга

Алёна стала приёмной мамой двум закадычным друзьям. Фото: Из семейного архива

«Кроме всего прочего, у Данилы был диагноз – умственная отсталость. Я его, конечно, оспорила. В итоге комиссия согласилась с «педагогической запущенно­стью». А у Вити ту же «отсталость» пока смягчили до «задержки ум­ственного развития», но и её со временем снимут, я уверена», – говорит Алёна.

Витя – лучший друг Данилы. Ну как можно было оставить его в интернате? Два колясочника? Это Алёну не смутило. Она рассказывает, что мальчишки очень разные. Данька обладает невероятной харизмой, он яркая личность, лидер по натуре. А Витя – тёплый, уютный: «Мама, ты устала?», «Мама, чем тебе помочь?» Но они неразлейвода.

А ещё у этой удивительной семьи есть Сергей. Пока он далеко. Но это пока. «Серёжа для мальчиков непререкаемый авторитет! Настоящий отец», – рассказывает Алёна. Сейчас она с сыновьями готовится к переезду. А там, кто знает, могут случиться и другие счастливые перемены…

Источник: https://aif.ru/society/people/mama_dlya_devyateryh_istoriya_o_detyah_kotorye_obreli_roditeley_i_drug_druga