«Некому лечить пациентов». Чем больна российская медицина?

«Некому лечить пациентов». Чем больна российская медицина?

В «дорожной карте», что прописана до 2024 г., заложены средства и на развитие современных медцентров, и на обеспечение отрасли кадрами, и на достойную их зарплату. На бумаге всё выглядит гладко. Однако в реальности мы видим иное: реформа системы здравоохранения идёт не первый год, но лучше ни врачам, ни пациентам от неё не становится.

«Это просто Сталинград!»

Власти порой даже не подозревают, в каких условиях врачам приходится спасать человеческие жизни и какими копейками оплачивается их труд.

Один за всех

— Откровенно говоря, не думал, что такие больницы бывают, — это просто Сталинград! Как будто война прошла — всё покосилось, пол проваливается, — признался глава Челябинской обл. Алексей Текслер после поездки в Нязепетровск, где посетил местную больницу. — Тут находиться-то неприятно, а люди здесь и работают, и лечатся.

А больнице в селе Кундравы, что в Чебаркульском районе, уже 50 лет. Местные жители рассказывают, что из фасада здания кирпичи выпадают. Но средства пока решено выделить лишь на ремонт кровли.

Однако гораздо страшнее другое — в огромном количестве медучреждений по стране не хватает специалистов. Так, Каслинская районная больница в той же Челябинской обл. укомплектована врачами лишь на 45%, не хватает 25 специалистов.

— Нам удалось привлечь двух врачей по программе «Земский врач», — рассказал и. о. главврача больницы Виктор Щербаков. — Мы предоставили им жильё, обеспечили всем необходимым. Но, отработав пять лет, они всё-таки уехали. Из сотрудников многие предпенсионного и пенсионного возраста.

Есть проблемы не только с врачами. Больше 80 ФАПов в области не работают, потому что нет фельдшеров, а часть специалистов трудятся по совместительству.

Нехватку медперсонала в детской больнице г. Ангарска Иркутской обл. заметили уже и пациенты.

— Моя дочь в конце июля лежала в отделении травматологии. Мы не в первый раз попадаем сюда. Раньше на каждом посту были медсёстры, теперь одна разрывается на два поста. Говорят, количество медсестёр в больницах сократили в два раза, — рассказала сибирячка Нина Игнатова.

— Сократили нас в начале года, теперь работаем за двоих, а прибавки к зарплате так и не получили, — подтвердила одна из медсестёр.

Чтобы покрыть дефицит врачей в больницах Иркутской обл., на работу стали принимать медиков из Таджикистана и других стран ближайшего зарубежья. Языковой барьер, который порой возникает между врачами и пациентами, на пользу процессу лечения не идёт.

А жителям города подводников Вилючинска Камчатского края приходится лечиться… по телефону.

— К врачам в нашей поликлинике не попасть вообще! — жалуется Елена К. — У меня подруга на материке, врач-гинеколог. Звоню ей, рассказываю симптомы. Весной простудилась, был сильный цистит. Подруга «выписала» мне антибиотик, отругала, велела обязательно сходить к врачу. А где его взять? Ни терапевта, ни уролога, один гинеколог, к которому не попасть. Хорошо, в аптеке отнеслись с пониманием, продали лекарство.

Главврач одной из районных больниц Камчатского края назвал ситуацию с обеспечением бесплатной доступной медицинской помощью в районах региона близкой к катастрофе. Районные больницы ветхие, многие фельдшерские пункты легче снести, чем отремонтировать. В отдалённых камчатских сёлах ни поликлиник, ни больниц нет вообще, к ним лишь несколько раз в год прилетают на вертолётах бригады врачей на осмотр населения.

«Верните больницу!»

Владимирская обл. в 2018 г. была одним из главных героев «Прямой линии» президента. Жители г. Струнино Александровского района жаловались главе государства: после закрытия нескольких отделений в местной больнице 30 тыс. чел., проживающих в городе и в окрестных сёлах, оказались без доступной медицинской помощи. Детей приходилось возить к врачам в райцентр, где с медициной, кстати, тоже проблемы…

Владимир Путин тогда сообщил, что в федеральном бюджете есть 18 млрд руб. на помощь регионам в создании передвижных медицинских комплексов и строительство ФАПов, проблему в Струнине можно частично решить за счёт этих денег. Отремонтировать больницу власти должны были к 31 декабря 2018 г. Однако процедуры госэкспертиз, разработки проектов затянулись. «Сдать под ключ» медицинские объекты в Струнине теперь обязались к концу 2019 г. Из пяти зданий больничного городка пока отремонтировали лишь три, но купили и установили современное медицинское оборудование на 35 млн руб. Детскую поликлинику, состояние которой вызывало у людей больше всего беспокойства, обновили и оснастили.

Жители Углича Ярославской обл. возмущены закрытием центральной амбулатории. Власти утверждают, что здание в аварийном состоянии, поэтому пациентов перераспределили в другое учреждение — на окраине. Однако депутат Ярославской облдумы Елена Кузнецова сомневается, что здание действительно представляет угрозу для пациентов, — она предполагает, что это лишь предлог для реорганизации и объединения медучреждений: идёт оптимизация, повторяется история с закрытием детской больницы в Ярославле.

«Некому лечить пациентов». Чем больна российская медицина?
Кадровый голод. Где искать врача?

Подробнее

— Под предлогом аварийного состояния здания детскую больницу № 1 закрыли, — вспоминает недавние события Елена Дмитриевна. — Мы высказывали опасения: мол, красивое историческое здание кому-то приглянулось. В профильном департаменте нас уверяли — будет ремонт, потом пациенты и врачи вернутся. Однако больницу расформировали по нескольким медучреждениям, мамочкам с детьми приходится мотаться по всему городу, а здание выставили на торги!

Недавно ярославцы узнали, что при объединении городских больниц № 2 и № 8 в первой из них решили ликвидировать ортопедическое отделение. Врачи выступили с открытым письмом. Медики считают: если отделение ликвидируют, пациенты лишатся возможности оперироваться и лечить консервативно заболевания суставов и позвоночника по полису ОМС.

А из-за слияния ярославских больниц № 7 и № 3 люди вышли на стихийный митинг. Они скандировали: «Верните больницу!» Пациенты стали собирать подписи под обращением к губернатору области и президенту Владимиру Путину с просьбой остановить объединение больниц. Жители жаловались, что в посёлке Резинотехника уже закрыли роддом, а скорая помощь добирается до него около часа (это один из самых отдалённых районов Ярославля). Однако единственное, в чём власти пошли людям навстречу, — до больницы № 3 пустили прямой автобус…

Лишили доплат

Глобальная нехватка кадров в больницах и поликлиниках объясняется просто — низкие зарплаты персонала. Да и с теми, что есть, руководство пытается провернуть махинации.

— Даже в стационарах зарплата на одну ставку едва составляет 40 тыс. руб., тогда как должна быть 200% от средней по региону, а это около 90 тыс., — объясняет врач общей практики из Иркутской обл. Никита Д. — Люди вынуждены работать на 2 ставки даже не потому, что хотят получать больше, а потому, что иначе некому лечить пациентов. При этом многие больницы потеряли доплату за экстренность, хотя продолжают принимать «острых» больных в круглосуточном режиме, в том числе и травмированных после ДТП и других ЧП.

В Санкт-Петербурге врач одного из крупнейших медицинских центров федерального значения пытался побороть систему, написав открытое письмо президенту, в котором сообщил, что в его родном городе майские указы не исполняются. Но руководство центра в ответ не прибавило ему зарплату, а, напротив, понизило в должности.

— Наша зарплата при обычном графике работы пять дней в неделю должна составлять около 100 тыс. руб., но по факту я эту сумму получаю, если работаю без выходных и несколько раз в неделю выхожу на суточное дежурство, — рассказывает другой эскулап, Игорь З. — Пациенты порой недовольны моим настроением, где-то я допускаю небольшие ошибки, но они вызваны дикой усталостью.

Экономист одной из муниципальных поликлиник г. Челябинска провела своё расследование: каким образом на местах пытаются выполнить майские указы президента? «Зарплата медика состоит из трёх частей: должностного оклада, стимулирующей части (премий) и компенсационных выплат (уральский коэффициент, плата за праздники, ночные смены и вредность). Зарплата у медиков не растёт, лишь меняется соотношение цифр. Было 50:20:30, а стало 70:20:10… Чтобы выполнить поручения президента, нас вынуждали идти на хитрости. Допустим, сказал Путин: „Поднять оклады в 2 раза“. Министр тут же пишет: „Изменения должностных окладов должны пройти в пределах утверждённого фонда оплаты труда“. Как это сделать? Людям режут стимулирующую часть. Получается, что указ выполнен. Но денег-то в кармане врача больше не стало! Или сказал, чтобы подняли зарплаты младшему медперсоналу до 31 тыс. руб. И все тут же переводят санитарок в уборщицы. Даже находят документ, согласно которому санитарки могут быть в качестве штатной единицы лишь в стационаре, а в поликлинике их не должно быть. Стало быть, и поднимать зарплаты некому».

Оптимизация обманом

Почему же спустя 6–7 лет после модернизации здравоохранения, начатого в 2011–2012 гг., в поликлиниках и больницах обстановка далека от идеала?

Куда исчезли деньги?

Если врачам сейчас предписывают сместить акценты с лечения на профилактику, то у руководителей отрасли здравоохранения в регионах подход зачастую иной. Пока ситуация не приблизится к состоянию «несовместимости с жизнью», проблемой никто не занимается. Так, в Ульяновске областной клинический центр специализированных видов медпомощи получил новое оборудование по программе модернизации в 2012 г. Сейчас оно устарело и изношено настолько, что на нём небезопасно работать. У корпуса, построенного в 1957 г., разрушена кровля, швы в кирпичных стенах разошлись так, что видно улицу. Сюда после ДТП поступают со всей области пациенты, чья жизнь может оборваться в любую секунду. Но эстакада для доставки пациентов находится в аварийном состоянии.

Подобных примеров масса. Миллионы, выделяемые из федбюджета, уходят в песок, если региональные власти нечётко следят за тем, как они расходуются. А федеральные чиновники не чувствуют своей ответственности за конечный результат: отдали деньги регионам, а там хоть трава не расти.

«К сожалению, для отечественного здравоохранения очень характерно решение лишь элементов проблемы, а не проблемы целиком, — считает директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. — Модель организации первичной помощи в РФ сводится к тому, чтобы построить здания, в которые можно прийти. Но мы и модернизацией этих зданий занимаемся. Про людей же и подавно забываем. Да, можно закупить колоссальное количество оборудования в каждую поликлинику. Вопрос: кто будет обслуживать, работать на нём и оплачивать расходные материалы? Вложения в здания и оборудование — это не вложения в подготовку кадров, систему информирования и мотивацию. Мы принимаем решение о строительстве перинатальных центров, закрывая маленькие родильные дома. И люди оказываются вообще без помощи. То же самое происходит с оптимизацией медицинской сети. Это оправданно, только когда сразу же решается вопрос с доставкой пациентов, с кадрами, их мотивацией, то есть всего цикла, а не кусочками».

Такая же ситуация и с зарплатами медиков. «Цифры, которые озвучиваются Росстатом, не соответствуют тем, которые люди видят в своих расчётах, — говорит секретарь ЦК профсоюза работников здравоохранения, завотделом экономической работы и оплаты труда Тамара Гончарова. — Но, чтобы заработать даже их, приходится трудиться вдвое больше. В 2006 г. стартовал приоритетный нацпроект „Здоровье“. Всем участковым врачам, медсёстрам и фельдшерам на фельдшерско-акушерских пунктах (ФАП) установили фиксированные доплаты — 10 тыс., 5 тыс. и 3,5 тыс. руб. Когда вопросы оплаты труда были переданы в сферу полномочий регионов, эти фиксированные выплаты у врачей стали исчезать. Хотя деньги на них до сих пор закладываются федеральным центром при расчёте субвенций регионам. Но они теперь погружены в общий объём фонда оплаты труда, а регион сам устанавливает критерии и размеры выплат конкретным специалистам. В итоге в ряде субъектов они выплачиваются фиксированно, в других размыты. Дошло до того, что президент на это обратил внимание: куда деньги-то делись?»

Та же участь постигла и узких специалистов поликлиник — кардиологов, неврологов и др., которым установили дополнительные выплаты в 2011–2012 гг., когда в субъектах реализовывались региональные программы модернизации здравоохранения. Каждый специалист видел в своих квиточках эти надтарифные выплаты. В 2012 г. срок реализации программы закончился. Опять же, средства на них никто не отменял, но они снова оказались погружены в общие выплаты стимулирующих. А последние, в соответствии с введением в 2012 г. эффективных контрактов, платят по неким показателям и критериям. Лишить стимулирующих могут за что угодно. И врач рискует получить голый оклад, равный прожиточному минимуму.

На сегодня в 50 из 85 субъектов РФ не обеспечено выполнение указа президента № 597, по которому врачи должны получать 200% от средней зарплаты по экономике региона, медсёстры и санитарки — 100%.

«Некому лечить пациентов». Чем больна российская медицина?
Кадровый коллапс. Медицина скоро может остаться без врачей?

Подробнее

Как их вернуть?

Рецепт «выздоровления» известен.

«Надо увеличить финансирование здравоохранения, чтобы не перекладывать деньги из одного кармана в другой в общем фонде оплаты труда, — убеждена Т. Гончарова. — Плюс к тому регулирование отраслью должно быть более прицельным. Необходима жёсткая вертикаль управления. Действующее законодательство этого не предусматривает. Минздрав может регулировать деятельность только в федеральных учреждениях. Для субъектов лишь пишутся рекомендации, проводятся селекторные совещания…»

«Многое зависит от руководителя региона, — отмечает завкафедрой государственного и муниципального управления РЭУ им. Плеханова Руслан Абрамов. — Не всегда необходима федеральная помощь. У региональных властей имеются механизмы для поддержания бюджетников своего региона — резервные фонды, различные региональные программы развития или включение мотивационных рычагов».

«Врачи прекрасно понимают, что есть разница в доходах, — говорит Л. Попович. — Если бы честно оценивали, сколько реально получает врач, обид было бы меньше. Понятно, что, когда людям врут, напряжение будет расти. С точки зрения управления я бы советовала начинать с честного разговора с людьми. Наше население хочет нормального к себе отношения. Насильно никого здоровым не сделаешь. Но захотеть жить в стране, в которой о тебе заботятся, можно».

Источник: https://aif.ru/society/healthcare/nekomu_lechit_pacientov_chem_bolna_rossiyskaya_medicina